Меню

В рамках онлайн-акции

В рамках онлайн-акции «ПАМЯТЬ СЕРДЦА», посвящённой началу Великой Отечественной войны 22 июня 1941года, предлагаем рассказ-воспоминание жительницы с. Крымское Петровой Степаниды Гавриловны о том, как 79 лет назад жители встретили первый день войны.

Из воспоминаний моей бабушки – Петровой Степаниды Гавриловны.

22 июня 1941 года я, в составе полеводческой бригады колхоза «Ударник» деревни Крымское Верейского района Московской области, находилась в поле. Мы ворошили сено. Примерно в половине первого к нам на поле приехал на велосипеде мальчик и крикнул: «Война! По радио объявили!». Единственный репродуктор в то время был установлен у правления колхоза. Побросав грабли, мы побежали к правлению. Почти все плакали.
У правления уже собралась большая толпа колхозников и все обсуждали выступление по радио Молотова. Никто не знал, что будет дальше. На крыльцо правления вышел председатель и сказал, чтобы мы не паниковали и отправлялись по рабочим местам. Остаток дня мы практически не работали, а только обсуждали сложившуюся ситуацию и предполагали, что будет дальше.
Утром 2 июля 1941 года на Можайском шоссе напротив деревни остановилась полуторка и из нее вышли лейтенант и два красноармейца. Они прошли по всей деревне, раздавая повестки всем военнообязанным. Был дан всего лишь час на сборы и прощание с родными. Около 20 мужчин увезли в тот день в военкомат и большинство из них не вернулись.
До осени дни протекали однообразно: работа, дом. Каждый день ходили к правлению слушать сводки с фронтов. И каждый день ждали письма от своих мужчин.
Осенью, когда немцы уже были под Можайском, нам сказали, что нужно эвакуироваться. Почти все жители деревни в огородах закапывали более-менее ценное имущество: домашнюю утварь, одежду, посуду, запасы продуктов и зерна.
Решив, что немцы будут двигаться по Можайскому и Минскому шоссе я с детьми и еще несколько семей из деревни Крымское поехали в деревню Якшино, которая находилась в стороне от этих трасс. Но немцы пришли туда раньше. Всех жителей закрыли в большой сарай и приставили часового. Что было бы с нами дальше – неизвестно, но нас спас случай. Наши зенитчики сбили немецкий самолет, который упал в паре километров от деревни и все немцы побежали туда. Нам удалось сломать дверь и все через лес побежали в сторону родной деревни. Там еще были наши военные, которые посадили всех в машины и увезли в Малые Вяземы.
Там нас поселили в здании школы. Было много семей с детьми. Каждая семья отгораживалась от соседей занавесками. Продуктов у нас с собой почти не было. Чтобы прокормиться приходилось ходить по соседним деревням и побираться. Мы были свидетелями того, как после парада 7 ноября 1941 года сибиряки в маскхалатах, на лыжах двигались в сторону фронта.
В родную деревню мы вернулись лишь весной. В марте 1942 года. Дома были сожжены. Все наши припасы, которые закопали на огороде, были разворованы. Начал таять снег и на поле стали появляться тела погибших бойцов. Женщины собирали эти тела и приносили к большой воронке на краю леса. Там солдаты под командованием офицера забирали все оружие и документы а тела складывали в эту воронку. А потом закопали.
Большой удачей было найти труп лошади. Его делили на всех и можно было приготовить еду для детей. Так же питались неубранной с осени картошкой, которая уже подгнила. Дальше было лучше: стала расти трава. Щи из крапивы, лепешки из лебеды считались лакомством.
А потом восстановили колхоз. С помощью государства отстроили дома. Жизнь стала налаживаться…

Александр Петров